После длинных выходных валютный рынок взорвался. Курс тенге упал с 506 до 510 за доллар. Вроде немного. Тем более что рубль окреп с 145 сразу до 125 рублей. Рост на 20 рублей в таких условиях почти невозможный. Но главное: тенге оторвался от рубля. Привычный паритет 2 валют был 5,6 тенге за рубль. После объявления санкций курс упал до 5 тенге за рубль. В среду тенге перешел этот психологический барьер и теперь котируется по 4,8. Это означает, что Национальный банк РК не желает тратить свои резервы на поддержание устоявшегося паритета.

Кросс-курс через доллар – 4,3 тенге, через евро – 4,6 тенге. Прямой курс на KASE – 4,8 тенге. То есть резерв для ослабления есть. И с дальнейшим падением рубля этот резерв будет нарастать.

Это создает условия для превращения Казахстана и других стран ЕАЭС в государства-посредники, через которые Россия может торговать с США, Европой и Японией.

Учитывая, что экономика РК – крупнейшая среди 3 стран, и мы единственные, кто имеет общую границу, эта роль будет отведена именно нам.

Чем грозит и что сулит
Первое, что приходит на ум, – повторение ситуации 2014–2015 годов. Тогда рубль упал до 3 тенге, и масса казахстанцев двинулась в Россию за покупками. Брали всё: автомобили, бытовую технику, компьютеры, мебель, посуду, одежду. Сейчас такие поездки могут повториться, но брать придется только товары “Made in Russia”. Импорта у соседей уже нет.

А вот у нас импорт есть, поэтому может произойти обратная ситуация: россияне будут приезжать в Казахстан за крупными покупками. Таким образом, для России тенге внезапно стал конвертируемой валютой.

Для поддержки рубля соседи будут наращивать экспорт в страны, с которыми торговля не прекращена. Это снова Казахстан и… всё.

На месте РФ сейчас самая выгодная позиция – максимально наращивать экспорт. Именно в нашу страну, чтобы получать нефтедоллары. Это может стать угрозой для стабильности тенге. Мы будем еще больше убивать отечественного производителя и разгонять нашу инфляцию.

– Конечно, никто не даст России прорубить “окно в Европу” через Казахстан. Но допустим, что на Западе закрыли глаза. Тем более что у нас есть своя офшорная зона, которая может стать базой для десятков компаний, которые будут работать на Россию, обеспечивая ее всем необходимым, – рассуждает в беседе с “КАРАВАНОМ” экономист Владислав ТУРКИН.

Возьмем по минимуму. Это хай-тек, IT, фармацевтика, высокоточные станки, вычислительная техника. В принципе, объем небольшой. Но он будет сопоставим с размером внешней торговли Казахстана.

В 2001 году товарооборот РК составил 101 миллиард долларов. На Россию пришлось 11 процентов экспорта и 42 процента импорта. Это крупнейший торговый партнер страны. Резкое увеличение торговли с РФ приведет к дестабилизации нашей экономики, и рубль потянет тенге за собой. Тенге будет падать вслед ровно со скоростью роста импорта.

– Проблема Казахстана – отсутствие собственного производства, – говорит экономист. – Это результат непродуктивного стимулирования экономики, которое порождало не рост производства, а рост потребления. Тенговая денежная масса разбухала. Рос импорт на фоне фискального и монетарного активизма. Очень много денег вкачивалось в непроизводящую экономику. Было ощущение благополучия. Но оно было обманчивым.

Выходим или ждем?
– Мер защиты может быть 2, – считает Владислав Туркин. – Либо надо принимать меры для защиты внутреннего рынка, либо рубль должен ослабляться к тенге. Сейчас на рынке полный хаос. Непонятно, как проводить конвертацию рубля. Курс тенге фактически стал ручным: 9 марта 94 процента валюты рынку дал Нацбанк. Это уже не рынок. Вопрос стоит ребром: или мы идем к рынку и курс улетает в космос, или паритет будет устанавливать регулятор.

Высокая цена на нефть дает время подумать о возврате к фиксированному курсу. Я думаю, сейчас идут очень горячие споры об этом.

Паритет по рублю будет на уровне 3–4 тенге. Разброс в оценке очень большой, потому что непонятно, насколько просядет экспорт соседей.

Защита внутреннего рынка – это установление барьеров для дешевеющих товаров из России. Но, так как мы не умеем ставить нетарифные барьеры, для Казахстана это будет означать или выход из ЕАЭС, или, в более мягком варианте, приостановление членства в Союзе. Здесь уже всё будет зависеть от желания руководства нашей страны сохранить экономику. Это не паника. Это простое сопоставление размеров наших экономик.