5 сентября житель Костанайской области Шарафутдинов обратился к Главе государства, отметив, что сотрудники акимата подделали подписи на документах, на основании которых суды вынесли решения, и он потерял дом своего дедушки. Костанайский областной суд прояснил ситуацию.

Пресс-служба Костанайского областного суда по данному факту сообщила следующее.

Спорный дом в 90 кв.м принадлежал В.Маливец, имевшего двух дочерей – Е.Шарафутдинову и Л.Бережецкую. В 1984-м Маливец подарил этот дом старшей дочери – Бережецкой (договор дарения от 17.08.1984 г., заверен нотариусом).

По договору дарения (ст.250 ГК КазССР, действующего на тот момент), даритель безвозмездно передает одаряемому вещь в собственность. Договор считается заключенным в момент передачи имущества.

Распоряжением Кустанайской городской администрации от 11.11.1994 Бережецкой предоставлено право пожизненного наследуемого владения на занятый домом участок для ведения личного подсобного хозяйства.

Бережецкая с 1976-го проживает в Российской Федерации. В суде она подтвердила, что разрешила своей сестре проживать в доме, но в 1991-м через суд добилась решения о её выселении.

В 2003 году Маливец умер.

В 2018-м Бережецкая получила госакт на право частной собственности на участок.

Шарафутдинова, имея оригиналы всех правоустанавливающих документов (договор дарения, госакт на участок, домовая книга), достоверно знала, что отец подарил дом Бережецкой.

В 2019-м Шарафутдинова обратилась в суд с иском к Бережецкой о признании права собственности на дом. Позже сама просила оставить иск без рассмотрения, отозвав его.

В 2020-м Бережецкая продала дом Айкадамовой за 3,5 млн тенге. Но Шарафутдинова не впустила в дом покупателя, которая обратилась в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения и выселении Шарафутдиновых.

Шарафутдинова направила встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. Истец посчитала, что ее сестра не имеет права владеть домом с участком в Казахстане, т.к. является иностранной гражданкой. Но в Земельном кодексе такого запрета нет.

Суд с выездом на место установил, что Шарафутдиновы не проживают в спорном доме, зарегистрированы по другому адресу. Дом долгое время пустует, находится в заброшенном состоянии. Это подтверждается фотографиями, показаниями соседей, рапортом участкового инспектора и актом судебного пристава.

Право собственности на дом влечет за собой право собственности на занимаемый им участок. Эти права неотделимы друг от друга (п.1 ст.52 Земельного кодекса).

Договор дарения – основание возникновения права собственности у Бережецкой – Шарафутдинова не оспаривала.

Суд удовлетворил иск Айкадамовой и выселил Шарафутдиновых. Шарафутдиновой отказано в иске о признании договора купли-продажи недействительным.

Это решение суда в апреле 2021-го апелляция оставила в силе.

Оспорила эти судебные акты Шарафутдинова только через 10 месяцев. Т.е. она пропустила срок обжалования – 6 месяцев, обратившись в кассацию на 4 месяца позже положенного по закону.

Верховный Суд в связи с этим возвратил ходатайство Шарафутдиновой о пересмотре судебных актов.

«Ранее правоохранительными органами были тщательно проверены доводы обратившегося по факту мошеннических действий и подделке документов. Эти доводы не нашли своего подтверждения, и соответствующее уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием состава правонарушения», — отметили в пресс-службе облсуда.