Ангела Меркель, которая ровно полгода назад уступила должность канцлера Германии Олафу Шольцу, впервые за все это время дала полноценное интервью. В нем Меркель заявила, что не жалеет о попытках дипломатически договориться с Россией, и ответила на критику на фоне вторжения РФ в Украину.

Интервью с Меркель 7 июня провел корреспондент журнала Spiegel Александр Осанг. Он пообщался с бывшей главой немецкого правительства на сцене берлинского театра Berliner Ensemble в присутствии полного зала зрителей. Разговор с экс-канцлером транслировался в прямом эфире на общественном телеканале Phoenix. Полуторачасовое интервью стало заметным событием, поскольку за полгода жизни вне политики Меркель почти не появляется на публике и ограничилась лишь несколькими краткими заявлениями о войне в Украине.

Сразу после начала вторжения РФ она назвала его «поворотным моментом в истории Европы с момента окончания холодной войны. «Этому вопиющему нарушению международного права нет никакого оправдания, я осуждаю его самым решительным образом», — подчеркнула Меркель в заявлении 25 февраля. А в начале июня, после трех месяцев глобальной дискуссии о геополитическом наследии ее попыток сотрудничать с Россией, Меркель на закрытом мероприятии коротко выразила солидарность с Украиной и назвала войну «варварской».

Теперь же Украина и мир обратили особое внимание на новое обширное интервью с Ангелой Меркель. НВ рассказывает главное, что стоит знать о ее позиции.

«Я не виню себя»: что думает Меркель о Путине, войне в Украине и своей стратегии отношений с РФ

Нападение России на Украину — «жестокая атака, нарушающая международное право, которой нет оправданий».

Переговоры с Путиным все эти годы стоило вести, убеждена Меркель: «Я бы чувствовала себя очень плохо, если бы заявила: «Нет смысла разговаривать с этим человеком [Путиным]. Большая трагедия, что это не сработало, но я не виню себя за то, что пыталась». «Россия — вторая по величине ядерная держава в мире. Я не могу делать вид, что ее просто не существует», — отметила экс-канцлер. Однако она признала, что «продолжает задавать себе вопросы» о том, «можно ли было сделать больше, чтобы предотвратить такую трагедию».

Решение Германии блокировать курс Украины в НАТО в 2008 году (тогда обсуждалось предоставление ПДЧ) — верный шаг, по мнению экс-канцлера: «Тогда Украина не была той страной, которую мы знаем сейчас. Это была очень расколотая Украина. Даже в рядах реформаторских сил, [между Юлией] Тимошенко и [Виктором] Ющенко, были огромные разногласия», — заявила Меркель. По ее словам, тогда Украиной «управляли олигархи», а украинская демократия была недостаточно сильна изнутри. К тому же, подчеркнула экс-канцлер, Путин счел бы предоставление Украине ПДЧ в НАТО «объявлением войны». «Я совершенно не разделяю его представления о том, что весь Запад является его врагом, что его [Путина] постоянно унижают. Но я знала, как он думает, и что он видит это именно так. Я не хотела его провоцировать», — отметила Меркель. Она также заверила, что заблокировала путь Украины к членству в Альянсе, якобы пытаясь руководствоваться интересами самой Украины. Меркель напомнила, что стать членом НАТО невозможно за один день: «Это [длительный] процесс, и я знала, что в ходе этого процесса Путин совершил бы что-то плохое для Украины».

Минские соглашения 2014−2015 годов помогли Украине выиграть время, полагает Меркель: «Это успокоило ситуацию и дало Украине время, чтобы развиться в ту страну, которой она стала сейчас». Однако она признала, что еще на саммите Большой двадцатки в Риме (30−31 октября 2021 года) осознала, что Путин «покончил с Минскими соглашениями». По словам Меркель, именно с того момента она начала всерьез относиться к угрозе возможного вторжения.

Обвинения в политике «умиротворения» России Меркель фактически отвергла. Она дала понять, что не разделяет такие оценки посла Украины в Германии Андрея Мельника и заявила, что «дипломатия не является ошибкой, даже если терпит неудачу». «Я не вижу необходимости говорить, что это было неправильно, и я не буду извиняться за это», — добавила бывший канцлер.

Россия совершила большую ошибку, а Запад не смог предотвратить нападение. «То, что произошло, — это большая ошибка со стороны России, объективный разрыв со всеми нормами международного права, которые позволяют нам мирно сосуществовать в Европе. Если бы мы проживали столетие за столетием, споря о том, какая территория кому принадлежит, мы бы воевали без остановки, — заявила Меркель. — Чтобы внести полную ясность — я не разделяю мнение господина Путина. Но нам [странам Запада] не удалось создать архитектуру безопасности, которая могла бы предотвратить это [войну в Украине]. И об этом мы тоже должны думать».

Холодная война не завершилась с распадом СССР — Меркель заявила, что спровоцированные этим событием геополитические вызовы преследовали ее все 16 лет у власти: «Невозможно было полноценно положить конец холодной войне. Всегда оставался вопрос России». Она также прокомментировала известные слова Путина о том, что распад СССР был «величайшей катастрофой 20 века»: Меркель возразила, что для нее это событие стало одним из самых счастливых, потому что дало возможность заниматься тем, что ей нравилось.

Цель Путина — уничтожить ЕС, признала экс-канцлер. Она отметила, что «ненависть Путина, его враждебность» направлены против самой модели западной демократии, и она всегда предупреждала об этом других союзников Германии: «Он хочет уничтожить Европу. Он хочет уничтожить Европейский Союз, потому что видит в нем первую ступень к НАТО», — считает Меркель.

Газопровод Северный поток — 2 Меркель обошла молчанием, упомянув о нем только в одном контексте: она признала, что была возмущена американскими санкциями против компаний, задействованных в проекте. По ее словам, администрация Байдена могла бы так поступить с Ираном, «но не с союзником, с которым вы, к примеру, вместе воевали в Афганистане», считает Меркель. Именно поэтому она назвала «квантовым прыжком» соглашение с Белым домом, согласно которому санкции были приостановлены, однако в случае использования проекта как «политического оружия» официальный Берлин был готов отказаться от него. Экс-канцлер признала, что «не была наивной» и «не питала иллюзий» относительновозможности изменить намерения Путина путем развития торговых отношений, однако верила, что если политическая кооперация невозможна, то смысл могут иметь хотя бы частичные экономические связи с Москвой.

Язык силы и войны — «единственный, который понимает Путин», признала Меркель. «Он видел, что мы — не только Германия, но и другие страны — больше не обладали ударной мощью времен холодной войны», — заявил экс-канцлер, комментируя дискуссию о необходимости больших вложений в оборону для противостояния РФ. Она приветствовала курс Шольца на развитие армии ФРГ, но отвергла критику в адрес недостаточной готовности немецкой армии, добавив, что Бундесверу нужно лишь немного «наверстать упущенное».

Правительству Шольца Меркель выразила поддержку: «Я не могу себе представить, что не доверяю действующему федеральному правительству».

После отставки Меркель провела пять недель на Балтийском море, ведет более подвижный образ жизни, много читает и слушает аудиокниги. Она констатировала, что уйти с поста канцлера по собственной воле — «приятное ощущение», однако напомнила, что статус экс-канцлера никогда не позволит ей быть обычным гражданином Германии. Меркель также признала, что война в Украине омрачила ее жизнь после ухода с должности. «Время после завершения работы я представляла себе по-другому», — отметила она.